Гробница Нахта

Нахт (ок. 1400 г. до н. э.), пожалуй, не самое важное лицо, похороненное в Фиванском некрополе, однако на стенах его гробницы находятся великолепные картины, изображающие религиозные ритуалы и сцены повседневной жизни.

Даже незавершенное, великолепное убранство гробницы Нахта принадлежит к шедеврам фиванского искусства. Захоронение, обнаруженное в 889 г. вблизи деревни Шейх’Абд-эль-Курна, пряталось у подножия Фиванских гор, довольно далеко от склонов, где хоронили вельмож и знатных лиц XVIII династии (1550-1295 гг. до н. э.). Сама гробница невелика. Все это говорит о том, что Нахт был чиновником невысокого ранга; среди его титулов, начертанных на стене — довольно скромные звания писца и жреца-звездочета Амона.

Скорее всего, он служил в структурах управления и временно исполнял обязанности храмового звездочета в Карнаке. Его имя написано на стенах его гробницы, а также упоминается в небольших текстах, сопровождающих настенные картины. Именно по их стилю, а не по содержанию текста египтологи сумели исторически датировать их временами фараона Тутмоса IV (1400-1390 гг. до н. э.).

Планировка гробницы Нахта типична для фиванского захоронения того периода: просторный открытый двор ведет в поперечный зал, его размеры — 5м в ширину и 1,5м в высоту. Здесь сохранились росписи, и сегодня удивляющие свежестью красок.

«Ложная дверь», нарисованная на стене, обращенной к западу, позволяла Ка умершего входить в гробницу и покидать ее. Приношения складывали перед «ложной дверью», по бокам которой изображены две богини. На картинах в восточной части комнаты носильщики один за другим проходят перед Нахтом и его женой, сидящими за столом, полным снеди и напитков.

Остальные дары изображены в восточном конце длинной южной стены, с другой стороны дверного проема — сцены земледельческих работ. Люди возделывают землю, сажают, выращивают зерновые, собирают урожай все на фоне холмистого ландшафта, выполненного желтой охрой.

Великое празднество

Северная стена, слева от входа, изображает мужчин и женщин, ликующих на прекрасном празднике красивой Долины. Справа — сцены охоты на птиц с палками и сетями, картины рыбной ловли и сбора винограда. Откровенная радость людей, точность их движений, мастерски выполненная фактура легких одежд — все говорит о выдающемся даровании фиванских художников.

В праздник красивой Долины изваяния богов Фиванской триады — Амона, Мут и Хонсу — доставляли по Нилу в Священной ладье к царским гробницам. Предполагалось, что даже после смерти Нахт будет принимать участие в праздничном шествии.

Традиционная планировка

План гробницы НахтаПланировка гробницы Нахта характерна для официальных захоронений времен XVIII династии. Из открытого двора можно попасть в два помещения, напоминающие перевернутое «Т». Широкая поперечная комната украшена картинам и повседневной жизни, дальняя удлиненная комната имеет нишу для статуй «хозяина» гробницы, оттуда идет шахта в подземные покои, где находятся мумия и погребальное приданое. Эту шахту всегда замуровывали, чтобы предотвратить разграбление гробницы.

Охота и рыбная ловля

Гробница НахтаВосточная часть северной стены симметрично украшена картинами охоты на птиц и рыбной ловли в береговых зарослях на Ниле. Нахта везде сопровождает семья. На этой иллюстрации Нахт изображен стоящим в лодке. Он собирается забросить палку: только что своим приближением к прибрежным зарослям он вспугнул стаю птиц. Жена обнимает Нахта левой рукой, в правой она держит утенка. Другая картина изображает, как Нахт вытаскивает из воды копье, на котором две рыбы.

Росписи в гробнице Нахта знамениты мелкими деталями удивительными и неожиданными нюансами, которые будто вдыхают жизнь во всю картину. В сцене охоты жена Нахта изображена рядом с мужем, в руке она бережно держит крохотного спасенного утенка. Мягкий пушок птенца, сжавшееся в комочек тельце подчеркивают его уязвимость, привлекают внимание к трогательному поступку женщины.

Изобилие символов

Росписи на ложной двериРосписи на «ложной двери» на западной стене с обеих сторон ограничены изображением двух богинь, которые принесли в дар стебли папируса, тяжелые лозы с полными гроздьями и подносы с яствами и напитками.

На голове богинь произрастают деревья — символ плодородия и изобилия.

Щедрые дары, растения и цветы усиливают символичность образа.

Земледельческие работы

Южная стена широкой поперечной комнаты расписана сценами разных полевых работ. Здесь перед нами земледелец, обрабатывающий землю орудием, похожим на мотыгу и ручной плуг одновременно. Другие картины изображают разбрасывание семян в разрыхленную почву, сбор созревших колосьев, молотьбу, просеивание.

Музыкальное сопровождение

Музыкальное сопровождениеМузыка была важной составляющей праздников. На росписях гробницы Нахта слепой музыкант, сидя на циновке, перебирает струны: три девушки играют и танцуют. Эта девушка играет на лютне, пришедшей с Ближнего Востока.

Гости на пиру, которым сопровождались празднества, насыщались не только пищей (хотя картины с изображением стола, ломящегося от угощений, позволяют предположить, что голодным никто не уходил). Люди наслаждались музыкой, которая звучала на праздниках. Множество благоухающих цветов источали дивный аромат, будоражили чувства.

Слепой музыкант

Слепой музыкантМузыкант, ловкими пальцами перебирающий струны, часто встречается на картинах эпохи Нового царства.

Обычно его изображали слепым, однако неизвестно, действительно ли за инструментом были незрячие люди, или то был способ подчеркнуть в картине преданность исполнителя его музыке.

Добавить комментарий